Холокост : Бернард Пински: "Обычная, необычная. Жизнь моего отца." - "Ванкувер"(Часть 16)
прислал в 02.09.2010 23:35:23 ( 1340 прочтений )

Рубин просмотрел множество вариантов того, чем ему можно заняться, но ни один из них ему не нравился. И он ни за что не хотел возвращаться опять к отельному бизнесу. Ему хватило его сполна. Но и заниматься продажей бутербродов он тоже не хотел, тем более его не привлекала и розничная торговля. Все это приносило мало прибыли и мало радости… Ему надо что-то, к чему будет лежать его душа… Но как найти это?
Решение всех проблем пришло как бы внезапно. А дело было в том, что Елена успешно окончила юридическую школу и была направлена на работу в Ванкувер, где вскоре начала работать адвокатом. И рубин решил, что Ванкувер – это как раз то место, где им точно улыбнется Госпожа Удача. Вскоре они продали дом в Регине и переехали в Ванкувер. Произошло это весной 1977 года.
Рубин и Дженни никогда раньше не были в Ванкувере - этот город для них незнаком. В Ванкувере они не знали никого, кроме их дочери и ее парня. Они были уверены лишь в том, что хотят они жить только в еврейском округе. Если говорить о том количестве евреев, проживающих в Ванкувере, то стоит отметить, что этот город в чем-то похож на Виннипег. Например, когда они жили в Виннипеге (1956-1970 гг.), на улице, на которой находился их дом, находилось 36 частных строений, в 33 из которых проживали евреи. В Ванкувере было достаточное количество евреев. В этом городе даже была еврейская община.


Рубин и Дженни купили дом на 64-м Авеню около Кемби Стрит, недалеко от еврейского округа. В Регине они продали свой роскошный четырехэтажный дом. А здесь они купили маленький старый домик, хотя заплатили они за него ровно столько, за сколько был продан наш дом в Регине.

Итак, первое, что необходимо сделать Рубину, - найти работу.
Первые шесть месяцев в Ванкувере прошли бесполезно для Рубина. Он перепробовал множество способов заняться каким-либо бизнесом, но все впустую. А, может, опять пойти в отельный бизнес: новы город - новые возможности? Купить отель – и работать. Тем более у него осталась приличная сумма… Но то, что в Регине можно было назвать огромной суммой денег, в Ванкувере – это были сущие гроши. В итоге, Рубин оставил свои надежды на приобретение отеля.

Вскоре Рубин открыл свой магазин цветов. Жарким летом 1977 года Рубин со своей дочерью Еленой стояли на тротуаре и продавали цветы и различного рода растения по цене в два доллара. Покупатель перед тем, как купить то или иное растение за два доллара, устраивал продавцу целый расспрос насчет того, любит ли растение солнце или тень, когда его нужно высаживать, а когда подкармливать, когда оно цветет, и как оно сочетается с другими растениями и т.д. Но мой отец никогда не злился. Он любил растения, любил заниматься садоводством. Можно сказать, что садоводство было его хобби. Поэтому, когда люди задавали вопросы, связанные с его любимым занятием, он с радостью отвечал на них.

Когда мы жили в Виннипеге, у нас около дома был сад. Там отец выращивал различного вида овощи. Причем среди них были овощи, требующие особого ухода, так сказать, «привередливые». Но они росли и росли хорошо, хотя отец посвящал им всего пару часов в неделю. А когда он приходил с работы к 10 часам вечера, первое, что он делал, это шел в сад и проводил там пару минут, пока Дженни разогреет ужин.

Но дело в том, что хобби и бизнес - это два разных понятия. Да, Рубин любил выращивать цветы, экзотические растения, но только интереса было недостаточно для того, чтобы вести бизнес. Да и к тому же, этот бизнес не приносил много прибыли: два доллара за букет, а сколько сил, денег нужно вложить в то, чтобы вырастить цветы для такого букета.

Он начал искать новый способ заработать деньги. Казалось, что в этом мире нет ничего, что бы ему подошло. Но вдруг один его знакомый агент по недвижимости познакомил его с семьей Исмаили, которые на тот момент искали партнера для бизнеса. Что же этот за бизнес? Фирма Исмаили занималась выпуском кожаным пальто и называлась она – Предприятие с ограниченной ответственностью «Североамериканская кожа» (САК). Фирма имела по тем временам неплохую прибыль – около трех миллионов долларов за 1976 год.

Персонал компании включал: рабочих, портных, грузоотправителей, коммивояжеров, бухгалтеров, резчиков, дизайнеров – всего около тридцати человек. Продажа товаров производилась только в США. Что же требовалось от Рубина? Ему необходимо было вложить свои деньги в данный бизнес и стать соучредителем данной фкомпании. Именно так Рубин и сделал.
А сейчас я хотел бы рассказать вам о партнерах отца по бизнесу. Бизнес первоначально был открыт семьей «Кассамс» ( я точно не знаю, но предположим именно так). Президентом фирмы был «Амир» ( это имя тоже плод моего воображения). Он был на десять лет младше моего отца, но в бизнесе был все свою жизнь.
Отец Амира заработал в Уганде в свое время огромное количество денег и решил их вложить в бизнес. Старший его сын купил мотель, затем открыл в мотеле ресторан. Впоследствии его отель стал довольно известным в Ванкувере. Второй сын – уже известный нам Амир. А третий сын (я назвал его Мехбоб) был известным махинатором - он летал по всему свету и проворачивал дела.
Как он это делал? У него была своя слаженная схема: на заключительном этапе, когда уже все были готовы подписать нужные бумаги, когда чеки для оплаты были готовы, он вдруг начинает предъявлять претензии, требует пойти на определенные уступки – делает то, что никак не ожидала другая сторона. Обычно адвокаты другой стороны просматривают все документы и исключают возможность введения каких-либо дополнительных пунктов. Но Мехбоб – умный человек. Он всегда знает что найти, чтобы получить от этого выгоду. Бизнесмены не желают идти на уступки. Тогда Мехбоб предъявляет им условие: если они не идут на уступки, тогда они разрывают контракт и, вдобавок к этому, выплачивают Мехбобу деньги за моральный ущерб и потраченное время. В итоге, в выигрыше оказывается этот великий махинатор. Вот так он и зарабатывал деньги, и, нужно сказать, немалые деньги.

Нужно отдать должное этому человеку. Представьте себе такую ситуацию: ночью, когда все люди спят, он просматривает документы, старается найти в них какую-нибудь «лазейку», чтобы завтра быть готовым провернуть свое очередное дело. Этот человек имел рациональное мышление и необычайно расчетливый ум. Да, бывали такие ситуации, когда некоторые люди оказывались умнее его, и он терял огромные деньги, но он никогда не паниковал, а опять начинал все по-новому. Жаль, что не он был партнером моего отца. Но компания принадлежала всем трем братьям, а это значило, что и Мехбоб всегда имел право голоса.

Амир и его отец первоначально не хотели включать Мехбоба в бизнес. Они всегда ссылались на его характер: нужно было работать на компанию, а не на самого себя. Благодаря тому, что Амир был в хороших отношениях с моим отцом, отцу удалось уговорить Амира назначить Мехбоба вице-президентом компании. Ведь, в любом случае, компания нуждалась в расчетливости и сообразительности этого человека.

Следует сказать, что с самого начала отец был счастлив. Он получал приличные деньги и мог с легкостью обеспечить свою семью. Например, с 1977 по 1980 годы его доход составил около 42, 000 долларов. Нельзя сказать, что это была большая сумма на то время, но, по крайней мере, отцу удалось выплатить ссуду за дом. Около сорока человек называли его «боссом». Он вел дела с самыми богатыми и влиятельными людьми Ванкувера и Канады в целом. Он подружился с Мехбобом. И им удавалось иногда «проворачивать» дела и получать «левые» деньги. Отец был просто на седьмом небе от счастья.

Стабильность возвратилась в его жизнь, изменив его характер и его настроение в лучшую сторону. 1970-е годы- это был период, который наполнил жизнь Рубина счастьем и оптимизмом.
Чтобы доказать это, я хочу рассказать вам один случай. Однажды я прилетел в Ванкувер. Мой отец встретил меня в аэропорту, затем мы упаковали мои вещи в его шикарную машину и направились домой. По дороге домой я говорил о вещах глобальных: о том, что Канада становиться самой высокоразвитой страной в мире, о том, как будет хорошо людям жить в этой стране, об экологических проблемах и так далее… А закончил я свой разговор тем, что не может быть постоянно все так хорошо, и что через какое-то время черная полоса обязательно сменит белую. И тут мой отец резко посмотрел на меня и сказал, что он категорически не согласен с моей точкой зрения. Он заверил меня в том, что все всегда будет складываться хорошо, особенно, для нашей семьи, и что хорошее всегда меняется только на хорошее. Он говорил настолько убедительно, что я не сомневаясь поверил ему.

Специфика работы моего отца заключалась в том, что ему приходилось летать в разные страны за счет государства с целью привлечения в их бизнес иностранных инвесторов и для нахождения новых рынков сбыта. Он посетил такие страны как Япония, Гон Кон, Сингапур, Бангкок и т.п. Посещал он эти и другие страны вместе с женой, тем самым совмещая и работу, и отдых. Ведь отдыхать за счет государства – это просто счастье, не правда ли?

В 1978 году Рубин, Дженни и Макс впервые посетили Израиль. Это было что-то, что мой отец ждал всю свою жизнь.. Вы не можете себе представить те эмоции, чувства, которые переполняли Рубина, когда он впервые за свою долгую жизнь ступил на эту святую землю и вдохнул этот необычайно чистый воздух! Я никогда не забуду тот момент, когда мой отец собирался в путь. Он долго и упорно искал, что же ему надеть, чтобы выглядеть под стать этому красивейшему месту на земле.

Когда они приехали в Израиль, Рубин нанял машину и водителя, ведь в Израиле он хотел встретиться с родственниками, а также с теми людьми, с которыми он познакомился когда-то в Европе. Он еще называл их «лэнтцмены». Он потратил достаточно много времени, чтобы найти адреса всех «лэнтцменов» и всех своих родственников (большинство из которых он никогда не видел). Рубин был поистине рад встретить всех родных людей в одном селении («мошав»). Там же он встретил и одного «лентцмена», которому он в память об их встрече подарил свою кожаную куртку. Нужно сказать, что родственники и друзья значили для него целый мир!

В конце 1970-х Рубин начал всерьез задумываться о том, что же он сделал хорошего для своей единственной сестры Хаси. Кроме того, что он ей дал ей работу – больше ничего! Он бросил ее там, в Регине, прекрасно осознавая, как грустно и одиноко ей там будет без его поддержки и понимания. И он решил забрать Хасю к себе в Ванкувер. Вскоре он так и сделал. Хася по сей день живет в Ванкувере недалеко от Рубина. Она приходит к нам на пятничный ужин, каждый день встречается с моими родителями. Следует сказать, что она стала частью нашей жизни. Сегодня мы не представляем свою жизнь, если рядом нет ее!

За первые пару лет работы в САК Рубин смог сделать ремонт в своем доме, а также увеличил его площадь за счет постройки дополнительных помещений. Конечно, делал все это не он, а подрядчики, с которыми он обычно сотрудничал по делам компании. Нельзя отрицать тот факт, что большая часть расходов на эту работу списывалась на счета компании. Но так делали все, а почему он должен быть исключением?!

Чего мой отец не мог понять, так это то, почему он никак не может найти общий язык со своими партнерами. Несомненно, он был опытным человеком и знал толк в своем деле. Но, с другой стороны, он – иммигрант, которому скоро исполнится 54 года. Возможно, именно в этом вся суть его разногласий с партнерами, ведь он уже по сути старый человек, которому тяжело угнаться за современными тенденциями в моде.

К тому же САК нанял дизайнера, который был почти вдвое младше Рубина и который был родом из Израиля. Сначала Рубин думал, что он быстро найдет язык с этим человеком, но все оказалось не так просто. Дизайнер оказался человеком с характером, довольно темпераментным и вспыльчивым, с которым невозможно было подружиться. Он часто унижал рабочих на фабрике, говоря в их адрес не совсем лестные слова. Он также мог из ничего устроить настоящую истерику. Несомненно, с ним было тяжело работать, не говоря уже о том, чтобы найти в нем друга. Но есть и другая сторона медали: этот человек всегда шел в ногу со временем, и товары, созданные по его эскизам, пользовались огромным спросом на рынке; вдобавок к этому, свою работу он всегда выполнял без опозданий. Однажды Рубин пригласил другого дизайнера, как бы в помощь. Какой же скандал тогда устроил «свой» дизайнер! Рубину дабы избежать дальнейшего развития конфликта пришлось незамедлительно отправлять «приглашенного» дизайнера назад.
Управляющие САК наняли необходимый персонал на производственную линию, а также менеджера, который контролировал качество работы данного персонала. Рубин же контролировал данного менеджера, но, что странно, не имел право вмешиваться в ход производства товаров, т.е. практически не имел там право голоса. Компания имела также главного бухгалтера и свой отдел бухгалтерии, хотя Рубин и сам отлично разбирался во всех делах, касающихся области расчетов. Продажи осуществлялись коммивояжерами, а за работой коммивояжеров следил менеджер по продажам, который всегда разговаривал на языке высокой моды. Рубин также неплохо справлялся со всем тем, что касалось объема продаж и рынка сбыта. Иногда, когда по какой-либо причине менеджер по продажам отсутствовал, Рубин сам принимался за работу. Говорят, что в любом бизнесе главное – это уметь правильно управлять персоналом. Рубин выполнял эту работу на «отлично». Работники любили и уважали его.
Компания поставляла свой товар как оптовым, так и розничным торговцам. Компания производила только кожаные пальто. Конечно, нельзя сказать, что их качество и дизайн соответствовали высокой моде. Но в то время главным условием выживания на рынке было отнюдь не качество, а цена: чем ниже цена – тем больше спрос на товар.

Начиная с середины и до конца 1980-х годов экономика США претерпевала серьезные проблемы. Процентные ставки начали расти, а объемы розничной торговли заметно сокращались. Данные изменения нашли свое отражение и на развитии компании САК. Одна из фирм - главный клиент компании в результате оказалась на гране банкротства и всеми силами старалась найти кредиторов для погашения своих долгов. А эта фирма имела огромное значение для компании САК, т.к. она ежегодно приносила компании прибыль в 180, 000 долларов, которые впоследствии шли на обеспечение работающего персонала заработной платой. Ситуация была плачевная, но Рубин не осознавал всю проблематичность сложившейся ситуации. Он был по натуре оптимистом и верил в то, что вскоре компания выйдет из кризиса.

На фоне этого появилось множество проблем, связанных с экспортом товаров. Необходимо было искать новые рынки сбыта, что было довольно непросто. А иначе компания просто обанкротиться.
Кроме того, договор об аренде помещения фабрики истекал к 1981 году. К этому времени нужно было найти подходящее помещение и перевезти туда все оборудование. Но найти помещение не составляло проблемы, хуже всего было найти деньги для того, чтобы перевезти все оборудование и офисы фабрики. А сумма была немаленькая – около 100,000 долларов.

Семья Кассамс видела все эти проблемы, и ей определенно не нравилось то, что они видели. Рубин тоже знал о существующих проблемах, но он чувствовал, что компания сможет преодолеть их. По крайней мере, он сделает все от себя зависящее, чтобы ей в этом помочь. Вообще, оптимизму Рубина можно позавидовать. Он всегда видел в конце, казалось бы, тупикового тоннеля – свет.
К сожалению, он не мог себе представить все серьезность предстоящего спада и как тяжело будет компании выбраться из всего этого. Но он был уверен в одном: рациональное мышление и работа в команде решит эти проблемы.

Семья Кассамс не делилась с Рубином своими мыслями по поводу возникших проблем. Она не хотела, чтобы Рубин знал то, что их в данный момент волнует. Скорее наоборот: братья решили отказаться от своего бизнеса и каким-то образом заставить Рубина выкупить их долю в компании. Они прекрасно знали, что если предложить Рубину напрямую выкупить у них компанию, то Рубин, конечно же, откажется. Следовательно, нужно заставить Рубина самому прийти к данному решению.

И что же они сделали, как вы думаете? Они прекрасно знали, что расходы фирмы – это больная тема для Рубина. Он всегда следил за тем, чтобы деньги расходовались только на нужды производства. Поэтому братья решили, что нужно эти расходы значительно увеличить за счет потребления денег на свои личные нужды. Вот, что они сделали. Мехбоб и его отец «поселились» в офисе компании: начали звонить по своим нуждам в дальние страны, будучи в курсе того, сколько такие разговоры стоят; также они завтракали, обедали, ужинали в дорогих ресторанах за счет компании; они даже путешествовали за счет компании. Только представьте себе - сколько денег «улетело» тогда. Также представьте сейчас состояние Рубина, ведь он никогда себе такого не позволял! Что же делать? Сначала Рубин старался поговорить с ними по этому поводу, но его партнеры даже слушать не хотели его. Они продолжали в своем духе. Конечно, можно было бы вызвать полицию, но Рубин не хотел выносить сор из избы.

Тогда Рубин решил сделать своим партнерам предложение. Суть предложения заключалась в следующем: один из акционеров предлагает определенную сумму денег за свою долю в бизнесе, второй акционер имеет право или же продать свою долю, или выкупить у первого акционера его акции за определенную сумму денег. Данная операция применяется только тогда, когда акционеры не могут прийти к взаимному соглашению. Она обычно решает все возникшие проблемы. Но Рубин, если честно, не испытывал не малейшего желания не покупать акции у своих партнеров, не продавать свои акции кому-либо. Но, с другой стороны, он не мог больше работать со своими партнерами. Он прекрасно понимал, что их партнерству пришел конец. Рубин решил попросить совета у своих детей. Елена и ее жених Виктор к тому времени проработали в сфере юриспруденции три года. Я же был все еще студентом. Мои познания в бизнесе не представляли особой ценности, и все, что я знал, я узнал от своего отца. Юридическая школа учила меня быть адвокатом, а не бизнесменом. Мы уговаривали его не делать такое предложение своим партнерам, т.к. в случае, если они согласятся выкупить его долю - он потеряет все и толком не получит реальной выгоды от данной сделки. А если они согласятся продать ему свою долю, то отец один на один останется с теми проблемами, которые переживает сейчас предприятие. Но отец старался нас переспорить, утверждая то, что он не такой уж старый, чтобы уйти на пенсию. Он убеждал нас в том, что у него еще есть силы управлять компанией. Он не хотел опять выходить на улицы и продавать цветы за два доллара. Он чувствовал, что справиться с навалившимися проблемами, что сможет поднять компанию с колен. Итак, отец сделал все-таки предложение своим партнерам, а они только этого и ждали. Рубин предложил им за их акции около 120, 000 долларов, а это в два больше, чем он сам заплатил им за свою долю в бизнесе три года назад. Конечно, он понимал, что эти деньги серьезно пошатнут и так катастрофическое положение компании, но насколько серьезно это скажется на рентабельности компании - никто не мог предугадать.

Семья Кассамс получила предложения и согласилась продать свою долю в бизнесе (а разве кто-то думал по-другому?) Но сумма в 120, 000 долларов показалась для них не совсем большой, и они открыто высказывали это. В этот момент я их просто ненавидел. Да, им все-таки удалось перехитрить нас. Моя ответная реакция на их требование была следующей: мол, не хотите продавать акции за такие маленькие деньги, тогда мы готовы продать вам нашу долю за эти деньги. Это не сработало. И отцу пришлось заложить свой дом.

В начале 1980 года Рубин стал полноправным владельцем компании. У него сейчас не было времени думать о бизнесе и проблемах в компании. Во-первых, он был доволен своим удачным вложением денег. Казалось, что вроде бы ничего не поменялось. Однако, Рубина уже никто не контролировал – ни Амир, ни Мехбоб – никто. Теперь он сам себе хозяин. И он был доволен.

Но через некоторое время проблемы снова дали о себе знать. Процентные ставки продолжали расти. А главная тарифная ставка возросла до 22 процентов. Некоторые покупатели задерживали свои выплаты за поставленную продукцию, заставляя САК выплачивать процент по дебиторской задолженности. А некоторые фирмы-покупатели отказывались платить совсем, ссылаясь на трудное финансовое положение.

И, как результат всего, компания сама оказалась в долгах: они должны были заплатить за поставку сырья, должны были закончить пошив пальто, оплатить счета, дебиторскую задолженность и т.д., и т.п. Так как компания постоянно вовремя платила по счетам, банк решил пойти компании на уступку: он готов подождать, пока компания выйдет из кризиса и выплатит долги, но только в том случае, если Рубин лично гарантирует такой исход дела. Елена, Виктор и я убеждали отца не делать этого. Но он подсчитал, что если он даст гарантии, то банк откажется выделить компании кредит, и он не сможет управлять компанией. У него не было выбора. И он пописал гарантийное обязательство.

Но если подумать, то отец имел право выбора. Просто мы, молодые юристы, не имели в таких делах практического опыта и могли тогда подсказать отцу. А отцу в то время не на кого было больше надеяться. Зачем нужно нанимать каких-то других юристов, если рядом были свои, родные? Я постоянно винил себя за это. Ведь если бы мы были не такими заносчивыми и самоуверенными, то, возможно, все сложилось бы удачно. В то время я уговаривал отца не покупать долю у семьи Кассамс, но отец не послушал. Он хотел управлять компанией, чтобы обеспечить свою семью.
Мой офис в 1980-81 гг. находился в то же квартале, что и фабрика отца. Поэтому мы часто вместе обедали, обсуждали накопившиеся вопросы, делились новостями. Вместе мы проводили около часа в день. Отец просил меня побыть с ним подольше, но я всегда ссылался на свою чрезмерную загруженность. Но был ли я настолько занят? Сейчас, когда я имею огромный опыт работы в сфере юриспруденции, я вспоминаю те времена и всегда упрекаю себя за то, что я слишком мало времени проводил с отцом. Ту загруженность нельзя назвать настоящей занятостью, эта была просто лень. В то время я - молодой адвокат, который твердо был уверен в том, что он все знает и хорошо разбирается в том, что касается бизнеса. Но на самом-то деле я не знал ничего. Мне было тяжело смотреть на своего отца, который как заяц метается из угла в угол в поисках решения проблем.

Все это продолжалось целый год. С каждым мгновением проблемы становились все более очевидными. Рубин просил помощи у меня и Елены. Макс в то время учился в Университете Эдмонта. Моя мама, да благословит ее Бог, ничего не понимала в бизнесе -она во всем полагалась на отца. Он был ее героем, который давал ей чувство уверенности в завтрашнем дне.

Что касается меня, то, наверное, я просто не был готов к тому, чтобы проводить достаточное количество времени с отцом. Даже если бы я нашел в себе силы и время, то в любом случае в тот момент я просто не знал, как ему помочь.
Но все-таки нашелся один человек, который имел определенный опыт ведения такого вида дел. Это был Виктор, муж Елены (они поженились в 1981 году). Конечно, ведь на тот момент он проработал в этой сфере около десяти лет. За этот период ему пришлось иметь дело с различными проблемами, возникающими в сфере бизнеса. Но как бы оптимистично это не звучало - даже Виктор не смог помочь отцу справиться с этими проблемами. А в это время долги продолжали расти. Товары залеживались на полках – сбыта не было. Ничего нельзя было сделать. И именно в этот момент отец все-таки решился продать свой бизнес. Виктор помог найти покупателя. Господин Покупатель предложил Рубину сумму, намного меньшую той, которую Рубину пришлось заплатить братьям Кассамс. Но иного выхода просто не существовало. Вскоре Господин Покупатель понял, что компания – убыточна, и предъявил отцу иск о возмещении материального ущерба. Ничего не оставалось делать, как опять возвращаться в компанию.

Рубин ходил на работу, которую он уже начал ненавидеть. Мы ужасно боялись, что у отца случиться нервный срыв или, что еще хуже, инфаркт. Однажды, где-то в марте 1981 года, Я и Виктор решили зайти в банк и спросить о том, насколько серьезны наши опасения по поводу неоплаченного кредита, и что нас ожидает в случае неуплаты. Банкир был очень рад видеть нас, заверив нас, что не все так плохо, как нам кажется. Он дал нам совет по поводу того, как отцу расплатиться с долгами перед банком. Чтобы добыть необходимую сумму, отцу нужно было продать активы компании. Впоследствии отец так и сделал. Полученными от продажи активов деньги отец погасил задолженность, но это нам только показалось. Осталась еще сумма в 80, 000 долларов. Откуда взять деньги, чтобы расплатиться полностью? Где достать 80, 000 долларов? Ответа не было. Банк, в свою очередь, предъявил отцу иск о выплате данной сумме. Банк делал все согласно тому злосчастному гарантийному письму, который отец подписал в свое время.

Можете ли вы представить состояние моего отца? Все шло против него. Активы проданы, наличных денег не хватало даже на личные расходы. А ведь когда-то он был так счастлив, что он – единственный владелец компании! Он так хотел заработать деньги, обеспечить себя свою семью на всю свою жизнь! И что теперь? - Ничего.

В семье он не мог ни о чем больше говорить. Его как будто лишили дара речи. Раньше, когда он приходил домой, он шел в свой любимый сад и занимался своим любимым делом. А сейчас его даже не тянуло в сад. А мама, понимая его состояние, старалась как-то успокоить отца, отвлечь его от грустных мыслей, но все было безрезультатно.

Не получив ничего от отца, банк подал иск на маму, требуя передать им дом, чтобы погасить долг. Но дело было в том, что дом уже был под залогом. Отец заложил дом, когда хотел выкупить у братьев Кассамс акции. Но банк требовал, объясняя все тем, что они делают это по закону. Этим сложнейшим делом занялся мой хороший друг, по специальности адвокат. Дело затянулось на несколько лет. Все это время мои родители жили в страхе, боясь остаться без крыши над головой. Но адвокат проделал хорошую работу. Ему удалось сократить долг до 5, 000 долларов. В итоге банк посчитал, что данная сумма слишком мала, чтобы обогатиться, и оставил моих родителей в покое. Но только представьте – сколько сил, энергии нужно было потратить, чтобы добиться этого!
Я всегда жалел о том, что отец не подал заявление на получение репараций от немецкого правительства. Большинство еврее, которые потеряли кого-либо из своих родственников во время Второй Мировой Войны, подали заявления, и каждый месяц они получали определенную сумму денег. Нельзя сказать, что это была большая сумма денег – всего пару сотен долларов. Но, тем не менее, это были деньги. Мой отец всегда отказывался подавать заявление, объясняя все тем, что если он получит эти деньги, это будет значить, что он простил фашистов, их грехи. Затем он добавлял, что прощение невозможно выкупить деньгами. За все свою жизнь он никогда не взял в руки немецкого цента, никогда не покупал немецкие продукты. Он никогда не забудет и не простит. Семья моей жены получала репарации, Хася – тоже. Но Рубин и Гарри - никогда. Мой отец даже в моменты трудного материального положения, никогда не жалел о принятом когда-то решении.
Как и любые дети, мы волновались о своем отце. Но, наверное, нам не следовало этого делать. Ведь наш отец был оптимистом в душе: он с легкостью приходил в себя и начинал радоваться любому прекрасному моменту в его жизни.

Но ситуация в компании изменила его: да, он по-прежнему оставался оптимистом, но уже склонным к продолжительной депрессии. Он был счастлив только тогда, когда работал. Он обязательно должен быть полезен людям. Да, в тот период времени он все еще находился в подавленном состоянии, но постепенно он начал убеждать себя в том, что не все так плохо. Кроме того, когда-то он принял правильное решение, уговорив маму положить деньги, полученные ее в качестве наследства, в банк под проценты. Через пять лет данная сумма значительно увеличилась. Родители сняли со счета эти деньги и оплатили залог дома. Родители были просто счастливы.

Но все же одна вещь беспокоила их больше всего. Банкротство, долги, продажа акций… Все эти слова у них ассоциировались только с одним словом – стыд. Хотя, почему должно быть стыдно, ведь не все всегда зависит от человека, владеющего тем или иным бизнесом. Но мои родители были людьми старой закалки. Они считали, что банкротство – это первая и единственная причина того, что в скором времени твои лучшие друзья начнут тебя избегать. Мы столько раз убеждали их в обратном. Мы говорили им, что многие их друзья и знакомые тоже хотя бы раз в жизни находились на гране банкротства - они сами или же их фирмы и компании, но ведь родители никогда не переставали дружить с ними.

Спустя какое-то время мой отец стал членом какой-то благотворительной организации. Он начал делать то, что уже давно следовало бы… Но ведь лучше поздно, чем никогда. В определенный момент жизни благотворительность станет частью его жизни…

Рубин продолжал искать работу. Он рассматривал множество вариантов, но его всегда почему-то тянуло к бизнесу. Но и здесь было свое разнообразие вариантов. Было сложно выбрать, да еще к тому же в памяти были все еще свежи воспоминания о недавнем провале. Он понимал, что не всякий бизнес сможет обеспечить его и его семью. А работать изо всех сил, будучи уверенным в том, что в результате ничего стоящего не получишь, - это было не для него. Да и возраст уже был не тот.

А через год после банкротства компании САК Рубин будто бы решил вернуться в прошлое и стал агентом по недвижимости. Он подумал: «Если я мог заниматься этим в Виннипеге, то почему бы не попробовать сделать то же самое в Ванкувере?!» Но для тог, чтобы стать агентом по недвижимости, необходимо было пройти специализированные курсы, сдать экзамен и получить свидетельство, указывающее на право заниматься данной деятельностью. Конечно, в 60 лет уже довольно сложно учиться: память уже не та. На курсах Рубину пришлось изучать основы права, политологию, статистику, этику и многое другое. В конце концов, он провалил заключительное тестирование. В результате его опять атаковала депрессия.

Через три года после провала, когда самое худшее уже было позади, и решились все судебные тяжбы, Рубин взялся за другой бизнес: он купил небольшую химчистку в западной части Ванкувера. Она находилась в торговом центре на пересечении 49-й улицы и Оак Стрит. Рубин работал в химчистке один. Он целый день крутился, как белка в колесе… Ему не хватало времени даже для того, что перекусить. Но, тем не менее, он был по-настоящему счастлив. Со временем у отца появились постоянные клиенты - это друзья нашей семьи, знакомые, да и просто люди, которым нравилось качество обслуживания. Людям нравилось бывать в химчистке у моего отца. Иногда они заходили к нему просто для того, чтобы увидеть его лучезарную улыбку и поболтать о жизни. Отец всегда был рад этим людям, хотя и времени у него на все катастрофически не хватало.

Но закон природы суров: не может хорошее длиться вечно – обязательно на его смену придет плохое. И оно не заставило себя ждать.

Где в 1985 году у отца появились проблемы со зрением. Сначала он даже не обращал на это внимание, ссылаясь на перенапряжение и переутомление. Спустя какое-то время отец обратился к врачу. Тот сначала похвалил Рубина за то, что тот смог сбросить лишний вес. Затем он добавил, что ухудшение зрение – это результат постоянных стрессов. Но врач не знал, что если бы причина потери зрения заключалась бы только в стрессах, то отец давно бы уже стал слепым, ведь стрессы сопровождали всю его жизнь. Но кто мы такие, чтобы спорить с врачом? А тем временем зрение ухудшалось день за днем…

Но все-таки судьба преподнесла нам подарок: у одной из постоянных клиенток химчистки муж работал врачом. Обследовав Рубина, врач диагностировал – гиперактивное состояние щитовидной железы. Но так как данная болезнь не входила в его специализацию, он посоветовал Рубину обратиться к соответствующему специалисту. Второй врач при проведении тщательного обследования обнаружил у Рубина симптомы, соответствующие ранее поставленному диагнозу. К сожалению, болезнь уже находилась на кульминационном этапе своего развития. Если бы только отец обратился раньше! За следующие два года отец пережил три операции на глаза. К тому же он начал принимать гормоны и в итоге растолстел так, что стал похож на беременную женщину на позднем сроке. Он уже был не в силах работать, да и после операции постоянно требовалось огромное количество времени для заживления глаз. Поэтому было принято решение продать его химчистку. Этот момент можно официально назвать окончанием его бизнес-карьеры.

В 1986 году Рубин и Дженни продали свой дом на 63-м Авеню и переехали в квартиру на 27 Авеню в Ванкувере. Они продали дом по очень выгодной цене и с легкостью купили эту квартиру. Квартира было маленькой, но очень комфортной. Нужно сказать, что эта квартира вселила в них обоих веру в жизнь, и с того времени они проживают в этом месте самые счастливые годы своей жизни.



Создайте закладку на эту статью на этих сайтах


Вход пользователей

Пользователь:

Пароль:

Запомнить меня



Востановить пароль

Зарегистрироваться

Кто online

98 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Справка)

Участников: 0
Гостей: 98

далее...