Холокост : Бернард Пински: "Обычная, необычная. Жизнь моего отца." - "Ванкувер"(Часть 17)
прислал в 02.09.2010 23:39:26 ( 1598 прочтений )

Где-то в 1987 году мой отец получил плохие новости из Виннипега, которые впоследствии оказались для нас хорошими. А дело было в том, что отец все еще являлся совладельцем компании в Виннипеге. Каждый квартал он получал процент от прибыли. Конечно, все это время он не принимал участие в управлении данной фирмой. И на то были свои причины. Во-первых, данная фирма приносила небольшую прибыль; во-вторых, он не мог руководить фирмой из Ванкувера и, в-третьих, в Виннипеге находился его брат, который мог и руководить фирмой, и следить за прибылью. Каждый год фирмы собирала с партнеров определенную сумму денег, чтобы оплатить необходимые расходы, налоги, арендную плату (которая назначалась как-то периодически). Каждый год партнеры звонили Рубину с данной проблемой, но Рубин, у которого всегда были под рукой наличные деньги, неохотно высылал в Виннипег требуемую сумму денег. Неохотно потому, что он не мог понять, как за тридцать лет собственность фирмы не приобрела определенной ценности Конечно, Виннипег не Ванкувер. В Виннипеге рынок недвижимости всегда оставался на плаву.


Так вот когда Рубину очередной раз позвонили с требованием выслать определенную сумму, Рубин просто не смог это сделать. Он объяснил это своим партнерам. Сумма была не очень большая (несколько тысяч долларов), но, тем не менее, у Рубина не было таких денег. Возможно, если бы Рубин попросил у нас, своих детей, эту сумму денег, мы бы ему помогли. Но просить у своих детей – было постыдным поступком для каждого считающего себя евреем.

В Виннипеге партнеры по бизнесу продолжали ждать от Рубина деньги. Один из партнеров компании, по специальности адвокат, не был готов оплачивать все расходы без денежного участия Рубина. Этот адвокат был не просто акционером компании, но и ее директором, и адвокатом. Он и Гарри послали Рубину письмо, где его предупреждали о том, что в том случае, если Рубин не внесет свою сумму денег, его часть собственности будет конфискована. Но у Рубина в самом деле не было необходимой суммы, и вот, что они сделали. Его доля была разделена между тремя другими партнерами, и именно они выплатили его долг.

Мы же узнали обо всем совершенно случайно. Рубин показал Елене вышеуказанное письмо. Мы посовещались (четыре юриста – Елена, Виктор, я и Макс), еще раз просмотрели свод законов и решили подать иск на всех владельцев фирмы, включая Гарри. Судебный процесс должен был проходить в Манитобе, т.к. собственность фирмы находилась именно здесь. Мы наняли адвокатов в Манитобе для регистрации дела, затем мы проинструктировали адвокатов в Виннипеге. Но спустя несколько месяцев мы поняли, что наше дело не сдвинулось с мертвой точки, а вся доказательная база строилась лишь только на утверждениях без четких доказательств. Поэтому мы решили взять дело в свои руки. Нам, четверым, пришлось сидеть целую ночь, чтобы сформулировать жесткие претензии, которые бы смогли поставить наших ответчиков на колени. Наши исковые требования должны были победить, мы были просто уверены в этом. Через некоторое время мы разослали наш иск с четкими требованиями каждому из ответчиков. Вы бы видели, как они были напуганы! А мы, дети, были просто рады за то, что нам хоть один раз в жизни удалось помочь отцу.

Вскоре после того, как ответчики получили письма с исковыми требованиями, я по делам поехал в Виннипег. Я позвонил Гарри. Я сказал ему, что мы все приносим извинения за то, что мы подали иск и против него. Затем я объяснил ему, что у нас не было выбора, ведь мы предъявляли иск всем трем соучредителям, т.к. все трое участвовали в сделке против отца. Тогда Гарри попросил меня срочно приехать к нему. При встрече он мне рассказал, что исключение Рубина из совладельцев фирмы – это то, что давно было определено. Затем Гарри попросил меня поехать вместе с ним на встречу к другому партнеру – адвокату. Я согласился. При встрече меня спросили о том, имею ли полномочия вести дело своего отца (иск). Я сказал им, что такие полномочия у меня есть. Через день мне пришла бумага, в которой сообщалось о том, что наше исковое требование рассмотрено и принято соответствующее решение, также к данному документу был прикреплен чек на получение определенной суммы денег. Конечно, эта сумма не обогатила моих родителей, но она хотя бы давала им уверенность в завтрашнем дне.

После 1987 года отец начал заниматься волонтерской работой. Необходимо сказать, что моя мама была волонтером всю ее жизнь. Вообще, ее стаж работы исчисляется всего несколькими днями: дело было в том, что она проработала пару дней администратором в офисе одного врача в Регине. Она работала волонтером в нескольких Женских еврейских организациях. А в Ванкувере она «работала» в Кошерном Банке Продуктов Питания (“Kosher Food Bank”). Иногда она брала Рубина с собой. Все, чем он там занимался, ограничивал ось тем, что он и мама упаковывали продукты питания в корзины и передавали их ожидающей толпе народа. Занимались они этим один раз в неделю.
Однажды одна из клиенток организации заболела и смогла прийти за продуктами. Но, следует уточнить тот факт, что эта клиентка была состоятельной женщиной и могла заплатить за кошерные продукты любую сумму. При этом, она знала цены на все продукты питания. Поэтому обмануть ее было невозможно. Глава организации попросил Рубина помочь. Да, здесь отцу серьезно повезло. Отец был завсегдатай распродаж.

Я даже помню случай, когда отец купил несколько литров фиолетовой краски, потому что она продавалась по дешевке. Мы ему говорили, что у нас нечего красить фиолетовой краской, но он просто не слышал, убеждая нас в том, какую же выгодную покупку он совершил.

Так вот, вернемся к Кошерному Банку Продуктов Питания. Моему отцу дали определенную сумму денег для того, чтобы он купил необходимые продукты. В итоге он потратил два дня на то, чтобы совершить покупки. Но надо было видеть, как он это делал: он бегал из одного магазина в другой, садился в машину и ехал на другой конец города в поисках «удачной» цены на тот или иной товар, потом опять возвращался в центр, опять ходил в те же самые магазины, спорил с менеджерами и.т.д., и т.п. В итоге он купил за ту сумму в два раз больше продуктов, чем это бы сделал обычный покупатель. Но скажу одно: такого удовольствия он уже давно не получал.

Другая организация, в работе которой он принял самое непосредственное участие, это центр Холокоста. Вскоре данный центр стал называться Центр Еврейского Сообщества. Главной задачей этого центра было открыть музей и мемориал в память о трагедии Холокоста. Они были уверены в том, что люди должны знать все о злодеяниях фашистов, чтобы не допустить повторения этой трагедии еще раз. Нужно сказать, что отец внес огромный вклад в то, воплотить вышеупомянутые идеи в жизнь. Когда Центр Холокоста был открыт, отец мог по праву утверждать, что в его создании есть и его частичка.

В 90-е годы у моего отца началась другая жизнь. Жизнь, которая отождествлялась с такими понятиями, как «старость», « мудрость» и «спокойствие». Он был прекрасной нянькой для своих внуков и мог часами возиться с ними, не чувствуя усталости. Он с радостью возил внуков туда, куда они хотели – будь-то парк аттракционов, зоопарк, дельфинарий или что-нибудь еще. А когда оба родителя на заняты работе, он был просто счастлив забрать внуков из школы и провести с ними часок-другой. Рубин также начал вместе с мужчинами своего возраста ходить в кафе и играть там в покер. Он часто ходил на прогулки со своей женой. Вместе с женой они раз в месяц посещали дискуссионный клуб «Идиш», где Рубин принимал самое активное участие в дебатах на любые темы. А когда Макс вместе со своей женой Леоной стали посещать новую синагогу (в стиле «хип-хоп») , Рубин тоже стал там завсегдатаем. Его все считали там уважаемым человеком, ведь он был старше и мудрее. К нему обращались за советом и за помощью, и он никогда никому не отказывался помочь даже в ущерб себе. Ведь он понимал, что теперь его главная жизненная задача – это передать свои знания, мудрость и опыт будущему поколению. И он с радостью делал это. Он наставлял людей, учил их все делать согласно иудейским заповедям, хотя сам когда-то полностью потерял веру в Бога. А когда его просили рассказать о своем отношении к Богу, он всегда говорил, что Бог – мертв, но он всегда старался жить по религиозным законам. Уж так он был воспитан!

В 1991 году муж Елены Виктор открыл свой бизнес. Он начал возглавлять акционерное общество, которое первоначально вела торговлю на Фондовой Бирже «Альберта», а также инвестировала свои деньги в нефтяной и газовые трубопроводы и скважины в Оклахоме. Виктору нужен был директор акционерной компании, у которого есть опыт в ведении бизнеса и которому Виктор может доверять. Он попросил моего отца стать одним из директоров компании, а взамен Виктор даст Рубину фондовые опционы в акциях компании по цене, по которым продавались акции на момент назначения Рубина на должность. Цены на акции долгое время не поднимались. Вскоре в 1993 году компания Виктора подписала соглашение о сотрудничестве с одной компанией, которая специализировалась в сфере высоких технологий. В этот момент акции компании Виктора резко поднялись в цене. Рубину удалось не только продать свои фондовые опционы по невероятно огромной цене, он также отдал часть своих опционов своим детям. Благодаря этому, мне и Максу удалось получить существенную прибыль, при помощи которой я смог оплатить свою ссуду за дом. Да, деньги всегда ценились человеком больше, чем что-либо еще. Но ни я, ни мой отец никогда не позволяли деньгам брать над нами вверх.



Создайте закладку на эту статью на этих сайтах


Вход пользователей

Пользователь:

Пароль:

Запомнить меня



Востановить пароль

Зарегистрироваться

Кто online

3 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Справка)

Участников: 0
Гостей: 3

далее...