Холокост : Бернард Пински: "Обычная, необычная. Жизнь моего отца." - "Рубин… Отражение души…"(Эпилог)
прислал в 02.09.2010 23:41:35 ( 1605 прочтений )

Жизнь Рубина лишь слегка дает нам понимание о том, каким же человеком он был на самом деле… Мы любили его за то, что он просто был нашим отцом… Сегодня мы гордимся тем, что мы – его дети. Да, нужно признать тот факт, что чаще всего нашим воспитанием занималась мама, но мы никогда не упрекали его в этом, потому что знали, что он делал для нас самое главное. Он всегда хотел, чтобы мы никогда ни в чем не нуждались. Он пережил многое за свою жизнь: боль, непонимание, предательство, нищету, потерю… Ему было тяжело… Но он никогда не падал перед кем-нибудь на колени и не просил помощи. И не хотел, чтобы мы унижались.


Очень часто, когда мы, дети, делали что-нибудь плохое, мама за обедом всегда грозилась рассказать все отцу и постоянно делала это, когда приходил с работы отец. Отец делал грозное лицо, доставал ремень и шел к нам в комнату. Через некоторое время из комнаты раздавались наши крики о помощи и истошный плач. «Неужели все так было плохо?»- конечно, подумали вы. Но не все так просто. Вот что происходило в комнате на самом деле: отец заходил к нам в комнату и шепотом просил нас пару минут помолчать и не смеяться, чтобы не случилось. А в это время он начинал грозно кричать, затем брал ремень и начинал им хлестать… спинку нашей кровати, а через некоторое время мы должны были понарошку громко плакать, просить о помощи. Этот момент был для нас самым трудным: ведь мы едва могли сдерживать наш смех. Такая история повторялась с завидным постоянством, и спустя некоторое время мы уже мастерски играли наши роли «обиженных» детей. А за ужином наша мама всегда отчитывала отца за то, что он слишком суров к нам. Но отец никогда предавал нас, то же делали и мы.
Что еще рассказать вам о моем отце?

Он очень любил поразмышлять о заповедях иудаизма и об иудаизме в целом. Возможно, иудаизм во многом определял его жизнь, являлся частью его жизни. Отец многое знал об этой религии и мог часами говорить о таких вещах, о которых могли рассуждать настоящие раввины.

Но его круг интересов не замыкался только на религии. Он мог часами смотреть по телевизору программы о природе. Иногда он записывал такие программы на видеокассеты для своих внуков. Отец всегда считал, что в мире нет ничего более интересного и загадочного, чем природа. Но мы, его дети и внуки почему-то не унаследовали от него эту черту характера.

Отец также любил посмотреть так называемые развлекательные программы, например выступление жонглеров или клоунов, или второсортные комедии. Вам кажется это смешным и странным? Но, поверьте, просмотр именно таких программ часто выводил его их состояния депрессии и возвращал ему вкус к жизни.

В конце 1980-х он вместе со своей женой стали посещать синагогу. Позже он чаще стал ходить туда один. Иногда он брал с собой Изи Мозер, двоюродного брата жены, и они вместе могли посетить за одно воскресное утро несколько синагог.

А по пятницам после ужина, если позволяло время, они вместе с Дженни ходили на пятничную вечернюю службу.
Мы очень благодарны родителям за то, что они привили нам чувство семьи, что в современном мире большая редкость. Да и сейчас мы все вместе: мы все живем в Ванкувере не далеко от дома наших родителей. Каждую пятницу вечером мы собираемся все вместе и ужинаем. Причем на пятничном ужине присутствуют не только наши родители и члены наших семей, но и наши общие друзья, соседи и дальние родственники. Обычно количество присутствующих колеблется в пределах 16-18 человек, а иногда доходит и до тридцати. Только представьте себе это!

Когда-то, когда у нас самих еще не было детей, наша мама занималась приготовлением такого ужина. Но когда уже у каждого из нас появились дети, у нас появилась другая традиция: сегодня каждый из нас принимает у себя гостей в пятницу раз в месяц.
Мы гордимся тем, что, чтобы ни случилось, мы всегда вместе. Ведь правду говорят, что жизнь – это тернистый путь, и легче его пройти лишь в том случае, если ты идешь не один.

Интересно, что все, что мы знаем о жизни отца, мы узнали не от него самого. В этом плане он был немногословен, особенно, когда дело касалось откровенных разговоров. Следует сказать, что необычайно многословным он был лишь тогда, когда учил нас, как стать хорошим человеком. Он был самым надежным человеком из всех тех, кого я знал. И что самое главное, он всегда сдерживал обещания. Отец всегда помогал нам, если мы в этом нуждались. Например, когда мы собирались в дорогу, он всегда помогал нам упаковывать вещи; а если нам не хватало денег, он всегда чувствовал это и незаметно подкладывал нам деньги в карман куртки ли пальто. Он всегда прочищал нам дорогу от снега - и в прямом, и в переносном смысле.

В конце 1990-х здоровье отца заметно ухудшилось. Его начала подводить память, движения стали шаткими… Диабет вскоре дал о себе знать не лучшим образом. Из-за этого мы стараемся не давать ему сладкое, упрекая его в том, что он и так толстый, на что он с усмешкой отвечает, что проживет с такой «фигурой» еще лет так двадцать и все это время будет чувствовать себя самым счастливым человеком на земле. Что ж – Халевай!!! ( «Пусть будет так!»)

Перевод Андалюкевич О.А.

При копировании ссылка на первоисточник обязательна!



Создайте закладку на эту статью на этих сайтах


Вход пользователей

Пользователь:

Пароль:

Запомнить меня



Востановить пароль

Зарегистрироваться

Кто online

3 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Справка)

Участников: 0
Гостей: 3

далее...