« 1 (2) 3 4 »
Холокост : Бернард Пински: "Обычная, необычная. Жизнь моего отца." - "Долина" (Часть 14)
прислал в 02.09.2010 23:22:13 ( 1263 прочтений )

Странно, не так ли? Проработать столько лет в этом бизнесе и вдруг все бросить? Но мой отец в свои 44 года был отнюдь не глупым человеком, и все просчитал заранее. Он понимал, что тот бизнес постепенно слабеет, и с каждым годом прибыль от него будет все меньше и меньше. Но возникали и другие вопросы: как дальше жить? чем стоит заниматься? какой бизнес выбрать? Он знал лишь одно: надо начинать что-то целиком и полностью новое.

И он так и сделал: он выбрал для себя бизнес, о котором он толком ничего не знал. Но отец был уверен в том, что именно он принесет им огромную прибыль. Итак, Рубин решил стать владельцем отеля. Но заманчивые идеи о купли «звездного» отеля или мотеля его не вдохновляли. «Звездные» отели стоит огромных денег, которых у него не было, а мотели- это сезонный вид работы: летом прибыль есть, а зимой- нет. Ему нужен такой отель, который бы позволил бы ему отдавать работе всего себя. Рубин хотел работать круглый год и получать от этой работы соответствующую прибыль. Такой отель был выбран: это был вид отеля, который предназначался для проживания людей, у которых нет своего дома и работы и кто много пьет. Такого типа отель часто называют «приют для бездомных». В течение года отец искал такого отель в Виннипеге, но все было безрезультатно. Не очень много владельцев таких отелей выставляли свои «детища» на продажу, а если и выставляли, то цена продажи для Рубина была заоблачной. Несомненно, владеть таким отелем - значит обеспечить себе постоянный доход, а доход был не маленьким. Иногда появлялись кое-какие предложения, но как только он начинал оформлять документы, владелец отказывался его продавать. Так прошло шесть месяцев, восемь месяцев, но все оставалось на своих местах. Рубин все жизнь вертелся как белка в колесе, зарабатывал деньги для семьи, а теперь он - никто, неудачник. От этих мыслей Рубину становилось все хуже и хуже… Он постепенно впадал в депрессию. Кроме того, его начали мучить ночные кошмары. Все чаще он стал просыпаться от того, что ему снился один и тот же сон, что они или в лесу, или в гетто вместе с родителями, и что он пытается их предупредить о какой-то опасности, но они не слышат его… Он просыпался и понимал, что война уже давно закончилась, и что теперь у него другие проблемы.

Читать далее
Холокост : Бернард Пински: "Обычная, необычная. Жизнь моего отца." - "1960-е годы" (Часть 13)
прислал в 02.09.2010 23:19:27 ( 1160 прочтений )

( в оригинале текста отсутствует страница по номером 46, поэтому начинаем мы свой рассказ со страницы ( в оригинале ) 47)

1960-ые были временем, когда вещи, произведенные человеком, считались восьмым чудом света, а что-либо синтетическое превосходило по качеству любые натуральные продукты.
Да, Рубин был одним из тех людей, которого Бог одарил удачей, ну а в качестве испытания поместил на его полотно жизни и львиную долю неудачи, дабы проверить – сможет ли он с достоинством выдержать все испытания.

Земля. И Рубин, и Гарри в душе знали: человек не может называться человеком до тех пор, пока он не станет хозяином хотя бы небольшого куска земли. Они решили, что они должны приобрести землю и владеть ее до той поры, как они могли. Через некоторое время земля обязательно будет главной ценностью в руках у мудрого хозяина.

Читать далее
Холокост : Бернард Пински: "Обычная, необычная. Жизнь моего отца." - "Стабильность" (Часть 12)
прислал в 02.09.2010 23:15:35 ( 1003 прочтений )

За исключением кошмарных снов о войне, которые снились Рубину каждую ночь в первые три года их брака, жизнь Рубина была такой же как у всех, кто пережил агонию войны. У него была настоящая работа. Жена его вскоре после свадьбы забеременела (шутили даже, что слишком быстро, но до родов всё же прошло 9 месяцев). Вскоре они купили дом, в квартале от родителей Дженни. Это было очень удобно, так как её никогда не учили готовить, она даже воду не могла вскипятить. Первые несколько месяцев приходила её мать и приносила еду. Она так и не учила её готовить - она делала это за неё. В течение недели Дженни все-таки готовила сама. Рубин по натуре не привык жаловаться, он вообще не привередлив, а в еде - тем более: чем проще, тем лучше. Но в первый годы брака есть то, что приготовила Дженни—это было слишком. Год он сдерживал себя, не жаловался, но однажды он взорвался, сказав, что Дженни пытается его отравить, и он умрёт от такой пищи, поэтому больше он не намерен это терпеть. Дженни испугалась. Она вышла замуж за тихого, сдержанного учителя, который никогда прежде не позволял себе ничего подобного. Она пошла домой, расплакалась перед матерью, а на следующий день записалась на кулинарные курсы. Следующие несколько месяцев, Рубин ел вареную курицу, и это было лучшее, чем она могла его накормить. Постепенно она поняла, что ему больше нравиться и впоследствии стала вполне сносно готовить, порой даже творчески к этому относилась.

Читать далее
Холокост : Бернард Пински: "Обычная, необычная. Жизнь моего отца." - "Роман" (Часть 11)
прислал в 02.09.2010 23:10:33 ( 1190 прочтений )

Во время работы в Перец Шуль Рубину повезло работать с необычным человеком - доктором Шиа Мозер. В то время он ещё не была профессором, а всего лишь, как и мой отец, преподавал идиш. Приехав в Уиннипег всего лишь годом ранее из Европы, Шиа удалось избежать встречи с нацистами. Он пешком прошёл пол-России и работал учителем где-то в глубинке , куда немцы просто не дошли.
Позже я расскажу о Шиа больше. У Шиа была кузина, моя мать Дженни Мозер, которой в 1950 г. должно было исполниться 21 год. Мать её в то время называла «старушкой». До этого времени Дженни уже была однажды помолвлена, но всё разладилось, и её семья очень переживала, что она больше не выйдет замуж и будет обречена на одиночество. Если бы вы знали Шиа, то вы бы сразу поняли, что сваха из него была бы хоть куда. Честно говоря, кажется, родители матери слишком переживали, и считали её глупой. Например, Дженни не разрешали учиться ездить на велосипеде, считали, что это занятие не для девочек и что это слишком опасно. Ей не позволяли получить высшее образование, будто бы это не нужно женщине. Ей говорили, что мужей следует развлекать игрой на пианино, и уж если заниматься чем, то только машинописью. На самом же деле Дженни была очень способной, её школьные табели были отличными, её сообразительность нельзя было скрыть даже за её удивительной скромностью.

Читать далее
Холокост : Бернард Пински: "Обычная, необычная. Жизнь моего отца." - "Виннипег" (Часть 10)
прислал в 02.09.2010 23:08:39 ( 1116 прочтений )

Практически все, о чем я писал до сих пор, я узнал от своего отца. Честно говоря, мне просто приходилось вытягивать из него эти воспоминания, ибо он без особого желания говорил о своем прошлом. Кое-что я узнал от Гарри и Хаси и из фильма о Гжетле, снятого в Израиле в 90-е годы. Рубин давал видео-интервью местному обществу «Холокост» о том, что ему пришлось пережить во время войны, первый раз — в 1983г. и еще раз в 1990г. Увидев их, я впервые узнал многие детали. Я думаю, он бы вообще ничего не рассказал, если бы не понимал, как важно это для будущих поколений. Когда я был маленьким, я любил перед сном снова и снова слушать рассказы отца о том, как Рубин с голыми руками боролся с волком из-за еды, о том, как он жил в лесу. Это походило на сказку о легендарном герое, казалось, это не могло быть связано с моим отцом. Он не рассказывал мне о том, как убивали людей, взрывали поезда, обрезали телефонные и электрические провода. Возможно, он просто оберегал меня от этих кошмарных воспоминаниях. Это было в 50-е и 60-е, он, наверное, считая, что у нас ещё будет время, чтобы узнать обо всех этих ужасах и жестокости. Более того, он просто берёг себя от нервных перенапряжений - он всегда был очень чувствителен. Например, он упал в обморок перед школьниками колледжа в 1992 г. на ежегодном симпозиуме по Холокосту, проводимом университетом Британской Колумбии. Ему нужно было описать то, что пришлось пережить. Посреди рассказа, спустя почти 50 лет после описываемых событий, он остановился и зарыдал, и у него перехватило дыхание, и его пришлось увести в другую комнату. Отмахнув немного, он понял, что всё в порядке, - его просто захлестнули эмоции. Несмотря на подобные сложности, ибо всё это влияло на него и умственно, и физически, он продолжал публично рассказывать о Холокосте сотням студентов на ежегодных симпозиумах.

Читать далее
« 1 (2) 3 4 »

Вход пользователей

Пользователь:

Пароль:

Запомнить меня



Востановить пароль

Зарегистрироваться

Кто online

95 пользователь(ей) активно (6 пользователь(ей) просматривают Справка)

Участников: 0
Гостей: 95

далее...